Искусство плагиата: Как у Радзивиллов украли авторское право
Statut-1588
 
Оказывается, плагиат — дело древнее. Украсть авторство у соперника можно было и пять веков назад. Литовский Статут сочинил, как считалось до сих пор, канцлер Альберт Гаштовт. Но недавно ученые доказали: общепризнанный создатель конституции списал ее у..
. братьев Радзивиллов!

Инфант сдвинул дело
Миколай Миколаевич Радзивилл, виленский воевода и канцлер, и его брат Ян, великокняжеский маршалок, были лучшими юристами того времени. Сидели, редактировали «артикулы» Статута. Понимали: порядок навести можно в стране, только установив один закон для всех. Ведь как у нас прежде было? У каждой земли свой закон: «Старины не рухаем, новины не вводим».
Еще в 1501 году великий князь Александр торжественно обещал издать для княжества свод законов. Но даже в 1522 г. на сейме в Городне (Гродно), уже при новом господаре Жигимонте, дело не сдвинулось с места. В том же году очередной сейм собирается в Вильне, и наконец начинается долгая сессия.
А 1 августа Бона Сфорца родила наследника, второго Жигимонта, известного впоследствии под прозвищем Август. Заботливая мать и талантливая интриганка решает: хорошо было бы сыночку обеспечить должный статус. Она требует от мужа, Жигимонта Старого, вынудить литовских панов объявить младенца великим князем. А за это–де господарь пусть пожалует наконец «сословиям» «письменное право». Нашим магнатам это было весьма кстати. У них был тоже свой план: получить Статут, а наследника сделать отдельным монархом — якобы в унии с Польшей и династия одна, но монарх свой, не подвластный никому.
  
059 

Спор «изменника» с «узурпатором»
В прошлом году исследователи из Вильнюса Станисловас Лазутка, Эдвардас Гудавичюс и Ирена Валиконите опубликовали интересные факты, проливающие свет на две загадки нашего прошлого. Во–первых, они поставили под сомнение бытовавшее доселе утверждение, что автором первого литовского Статута был Альберт Гаштовт — а это считалось чуть ли не аксиомой. Во–вторых, прояснили некоторые моменты восхождения Радзивиллов к вершинам власти и то, как им это не удалось сделать с первого раза.
Вражда между Гаштовтами и Радзивиллами была вызвана разными причинами. Ну хотя бы тем, что после того, как Альберт Гаштовт выдал замуж за Яна Радзивилла свою двоюродную сестру Эльжбету, та вскоре скончалась, и кузен потребовал от бывшего мужа вернуть приданое — «всего–то» 11 тысяч золотых. Было бы наивно надеяться на согласие противной стороны. Как было заведено в те времена, началась долгая тяжба. Радзивиллы, конечно, не были бы самими собой, не придумай они какой–нибудь уловки. Магнаты пошли ва–банк и объявили Гаштовта сообщником предателя Михаила Глинского, пытавшегося устроить государственный переворот. И смогли в этом убедить кого надо. Гаштовта арестовали и заключили в тюрьму. Каким чудом Альберту Мартиновичу удалось вырваться на волю и даже получить в 1513 году должность полоцкого воеводы — это тайна магнатской дипломатии. Оказавшись вновь при должности, Гаштовт принялся отвоевывать утраченные позиции.
Между двумя фамилиями не прекращалась перепалка, перераставшая перманентно в вооруженные нападения, «наезды». Но Миколай Радзивилл в 1522 году внезапно умирает. И его место занимает — кто бы вы думали? — Гаштовт! В 1525 году в письме Боне Сфорце оный мог уже спокойно повернуть дело в свою сторону: убедить королеву, что Радзивилл — «узурпатор», и только он, Альберт, «единственный хранитель и защитник государства».
 
 00

Королевский приказ — на тормозах
Радзивиллы — слишком сильные соперники. Миколай Миколаевич умер, но остались другие, в том числе его брат Ян. Тот был мастер по части интриг. Гаштовту приходилось жаловаться королю, что Ян его со свету сводит — «здоровя небеспечон своего».
Но сейм шел. Механизм был запущен. И «радзивилловский» Статут в конце концов был принят. А чтобы документ «стал известен каждому», Жигимонт приказал отпечатать его «в большом количестве». Однако приказ короля не был исполнен! За кулисами виднелась фигура Гаштовта...
Новый канцлер спустил принятый основной закон на тормозах. «Он все переработал так, чтобы Статут связывался только с его именем», — уверен Э.Гудавичюс. А зачинатели этого дела, давние и непримиримые враги Радзивиллы, должны были быть преданы забвению...
Поэтому окончательно и на этот раз бесповоротно Статут был утвержден только в 1529 году. Гаштовт собрал новую команду единомышленников, один из которых, личный секретарь магната Деодат Септенний, переводчик Статута на латинский язык, потом описал труды своего покровителя в панегирике: «Его милость господарь, великий король Жигимонт поручил моему пану, как канцлеру и официальному лицу страны, его (Статут) составить и написать. Тогда, как бы ни был его милость, находясь рядом с господарем, занят великими трудными делами, все же не испугался во имя общего блага... по поручению короля принять на себя эти заботы и труд... как уже предки его милости привыкли это делать».
Альберт Гаштовт был предпоследним представителем своего рода. На его сыне Станиславе род угас. Сохранился в хрониках один любопытный факт: женой Станислава была знаменитая Барбара Радзивилл (до ее авантюрного замужества с Жигимонтом Августом). Значит ли это, что две патрицианские фамилии все–таки нашли общий язык? В любом случае далее судьба неизменно благоволила Радзивиллам. Однако соперников за лидерство у них отнюдь не убавилось..
 Radziwill.by благодарит Виктора Корбута за предоставленную статью для нашего сайта.