Трагическая судьба клецкого костела Св. Троицы

 

Этот храм столетиями являлся одним из самых крупных католических духовных центров всего клецкого и несвижского края. Начало его истории теряется в глубине веков, превращая повествование о нём в красивые средневековые легенды. Столь же легендарным выглядело ещё в 20 веке и само его здание с возносящимися в высоту сводами и мощными кирпичными стенами, внутри, и даже просто рядом с которыми человек ощущал дыхание древности и самой Божественной вечности! Первое историческое упоминание о костёле Святой Троицы относится ещё к 1450 году! В тот год некий новогрудский местич Андрей Мостивилович подарил ему десятину своей деревни под Клецком. Эта деревня досталась пану Андрею от самого великого князя литовского Казимира Ягайловича за боевые заслуги, так как в 1445 году, как гласит летопись, «Ондрюшка Мостиловичъ» вместе с панами Судивоем, Радзивиллом и Николаем Немировичем и другими возглавлял семитысячное войско

 Великого княжества Литовского в победной битве с Московским княжеством на реке Суходров. Деревня и по сей день сохранила в своём названии имя своего давнишнего владельца и сегодня называется Мостиловичи! Костёл находился не в замке на городище, а за пределами городских укреплений, что, скорее всего, свидетельствует о том, что в те времена католицизм не имел в пока ещё православном Клецке многочисленных последователей. Вероятнее всего, что и сам храм был тогда меньше воздвигнутого позднее. Как бы там ни было, но в середине 16 века в Клецке пришлось очень туго и католикам, и православным. В 1558 г. город переходит к кальвинисту Николаю Радзивиллу «Чёрному». В соответствии с политикой этого магната, все православные и католические храмы должны были быть обращены и переделаны в кальвинистские соборы. До клецкого костёла Св. Троицы очередь дошла в 1560 г. Причём ему выпала «честь» быть переделанным не от кого-нибудь, а от самого Симона Будного, которого Николай Радзивилл назначил министром («настоятелем») клецкого кальвинистского собора. В Клецке господин Будный жил не слишком, так сказать, по-протестански и с удовольствием пользовался всеми благами католического наследия. Так в Клецке у него был собственный дом с прислугой, двор с крепостными крестьянами, ежегодное немаленькое жалование от Радзивиллов. Хотя, конечно, нельзя сказать, что для Симона Будного было главным только материальное благополучие. Свои религиозно-филосовские изыскания имели для него куда большее значение. Именно в Клецке Будный в конце концов начал отрицать Божественность Иисуса Христа и, став арианином-антитринитарием, был в 1565 г. подвергнут своей же кальвинистской общиной остракизму. А до этого он всё же успел открыть для распространения кальвинистского учения первую в Клецке школу и издать первую на территории Беларуси книгу (кальвинистский «Катехизис»), написав в предисловии: «Писано в Клецке от Рождества Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа лета 1562, месяца июня, десятого дня». Тогда он ещё считал Иисуса Христа Господом и Спасителем… После изгнания Симона Будного (тот уехал в Лоск под Молодечно), начальником клецкого кальвинистского собора стал другой известный в истории человек с красивым именем Томаш Фалькониуш. На самом деле его звали Фома Кречетовский, но в книжной традиции он решил, несмотря на наше стереотипное представление о протестантах как об «абаронцах роднае мовы», перевести своё имя на более звучную и распространённую латынь. Сын Николая Радзивилла «Чёрного», тоже Николай по прозвищу «Сиротка» стал, как известно, не в пример своему отцу, убеждённым католиком. В 1574 году он пишет виленскому бискупу, чтобы тот помог ему, прислав проповедников в борьбе с кальвинистскими еретиками, в т.ч. и в городе Клецке. Впоследствии владельцем Клецка стал другой сын Николая Радзивилла «Чёрного», также католик, Альбрехт. В 1586 году он совершенно изгоняет кальвинистов из города и передаёт храм Святой Троицы католикам. Именно к этому времени, скорее всего, и относится возведение нового каменного здания костёла, дошедшего до 20 столетия. Новый величественный храм был призван стать символом победы католического исповедания веры над кальвинистским и стать, таким образом, знамением окончания целого исторического периода. Есть сведения, что каменный костёл был построен к 1590 году. Первым его изображением является чертёж «Kosciolu miesta kleckiego pana marszalka», датируемый концом 16 в. («пан маршалок» - это Альбрехт Радзивилл, ставший в 1585 г. маршалком ВКЛ). А уже в начале 17 столетия храм можно было увидеть на гравюре Клецка, "созданной Томашем Маковским.”

 

 

После возвращения храма католикам, его первым настоятелем стал ксёндз Мартин, который подписывался просто: «Мартин из Клецка». Он, как когда-то Франциск Скорина, был выпускником Падуанского университета по кафедре медицины, которая была ему хорошим дополнением и в его пастырском служении. В 1605 г. кс. Мартин издал в Познани книжку «Испытанное средство против морового поветрия». Возможно, были и другие его книги, просто не дошедшие до нашего времени. 2 февраля 1652 г. внук Альбрехта Радзивилла Михаил Кароль издал привелей, в котором определил положение клецкой святыни в своих владениях. За костёлом были закреплены определённые деревни и фольварки, а также их жители, определён денежный сбор с горожан и натуральный (зерном) сбор со шляхты в пользу костёла. Кроме этого Радзивиллы обещали за свой счёт покрывать черепицей половину большущей костёльной крыши. Был определён и костёльный квартал (юридика) в Клецке, жители которого несли в пользу костёла повинности. В 1652 г. это было десять, а в 1714 г. – уже 27 семей. Привелей 1652 г. требовал от настоятеля костёла следующее: «А ксёндз плебан нынешний и последователи должен будет и должны держать викария, алтарника, органиста, кантора, бакалавра, который бы деток читать, писать и петь учил». В костёльном инвентаре 1796 г., между прочим, было отмечено, что в костёльной приходской школе «зимой удерживаются из прихода дети убогих родителей рода шляхетского, мещанского и крестьянского. В рабочее время летом они бывают забраны родителями для неизбежных нужд по хозяйству… Дети учатся катехизису, чтению, письму и началам арифметики». Уже в начале 19 века, правда, на приходе был только «директор», который учил мещанских детей началам чтения и письма за условную плату..

 

 

При костёле существовал и госпиталь, созданный на средства сына Альбрехта Радзивилла Яна Альбрехта в 1609 г. Согласно его указу, ежегодно госпиталю должно было выдаваться 30 злотых, несколько бочек ржаного зерна, ячменя, гречки, а также мяса и дрова. «Старших госпитальных» назначал непосредственно князь. В начале 18 века через радзивилловские владения огнём и мечём прошлись шведы. В костёле Св. Троицы они ограбили захоронение маршалка ВКЛ Станислава Казимира Радзивилла и утащили много золота из интерьера. Несмотря на это, инвентарь 1712 г. отмечает в убранстве костёла множество позолоченных вещей, в т.ч. и главный алтарь Св. Троицы. От духовных потомков Будного и Фалькониуша была вывезена в город Белую и одна из главных костёльных святынь – икона Благовещения Девы Марии, почитавшийся чудотворным. Его чудеса были записаны ещё в 1677 году специальной комиссией по указу виленского бискупа Стефана Паца. Кстати, «на память» о шведском нашествии в костёльной башне остались два каменных ядра, застрявших там после выстрелов. В 1810 г. в костёле произошёл пожар и вскоре состоялся ремонт на средства Николая Йозефа Радзивилла.После этого ремонта у костёла появилась новая крыша, а над входом в нише была установлена скульптура Иисуса Христа (её видно на фото). Интерьер храма тех лет украшал резной лакированный скульптурный алтарь, центральное место в котором занимала икона Святой Троицы. В боковых алтарях (всего их было семь) были иконы Св. Николая, св. Анны, Девы Марии (той самой, что спасали в Белой от шведов), Распятого Христа и св. Тадеуша Апостола. Костёл имел украшенный скульптурой орган на одиннадцать голосов.

 

 

В храме бережно хранили память о своих жертвователях и основателях, молясь перед Богом об их душах. Дважды в неделю после службы священники поминали всех Радзивиллов клецкой линии и семью Юрия и Екатерины Булгаков (пожертвовавших костёлу при строительстве крупную сумму). Отдельно молились по понедельникам за Михаила Кароля Радзивилла, о заслугах коего перед Клецким костёлом мы уже говорили. Костёл Святой Троицы имел свой филиал под Клецком в деревне Соловьи. Филиальный костёл построенный из дерева, был покрыт гонтом, а внутри помещал один алтарь с картиной Пресвятой Троицы и ризницу. В 20 веке костёл пережил и первую мировую, и советско-польскую, и вторую мировую войны. Во время второй из них досталось костёльному колоколу, который был повреждён артиллеристским снарядом. В 1937 г. Колокол был переплавлен на литейной фабрике братьев Фельчинских.

 

 

После второй мировой войны храм стоял сгоревший, но вполне поддающийся ремонту. Не выдержал он только советскую войну с религией. Соввласти не нужен был древний храм, напоминающий о давних христианских традициях Клецка. В начале 1950-х гг. костёл начали разрушать при помощи молотка и кирки. Но древние стены не хотели поддаваться варварам. Тогда храм был взорван.

 Надо сказать, что местное население, в своё время бывшее послушными прихожанами этого самого костёла, со свойственной белорусской хозяйственностью потрудилось, чтобы его кирпичи не пропали зря. В прилегающих к руинам храма дворах сегодня можно увидеть множество хозяйственных погребов, сложенных из выломанного из костёльных стен кирпича.

 

 

Место костёла теперь занимает двор одного местного жителя. Он с пониманием и сочувствием относится, когда к его дому приходят посмотреть на остатки храмовых стен, которые даже в таком виде очень впечатляют. На них ещё видны следы отштукатуренных ниш, которые когда-то были внутри костёла. Единственное, что напоминает о славном прошлом этих руин – это маленькая картонная табличка, наклеенная на них местными католиками. С разрушением храма, католическая община Клецка была вынуждена переместиться в обычный городской домик, где ещё до недавнего времени проходили богослужения. А не так давно в городе началось возведение нового костёла, который, несмотря на современные элементы архитектуры и материалы, в чём-то неуловимо напоминает тот самый древний храм! И носить он будет то же самое имя – Святой Троицы.

 

 

Radziwill.by благодарит сотрудника Национального музея истории и культуры Беларуси Дмитрия Крамущенко за предоставленные материалы и фотографии для этой статьи.