Имение Наднеман.
19aa847ffaef
        
Начало истории имения Наднёман похоже на седую эпическую легенду. За исключением, правда, того, что всё в этой легенде было на самом деле.
Это сегодня места в верховьях славной реки Нёман состоят в основном из красивейших раздольных пейзажей, среди которых несёт свои воды спокойная и величественная река. А в 16 веке здесь была густая и дремучая пуща, через которую тянулась узенькая дорожка из Слуцка в Узду и дальше в Койданово. Ближе к берегам Нёмана лес переходил в песчаные дюны, поросшие крепким сосняком. А на самом берегу ютилась небольшая деревенька Малысковщина, выросшая у паромной переправы, которой пользовались иногда появлявшиеся в этих краях путники и небольшие обозы. Между тем, у этих мест был огромнейший экономический потенциал, просто нужно было, как говориться, создать людям хорошие условия для жизни и работы. Эту задачу в Великом княжестве Литовском стали решать в 1568 году во время правления князя Жигимонта Августа. Как раз тогда у многих литовских шляхтичей зрели планы по строительству на верхннёманских берегах больших корабельных пристаней. Для осуществления этих планов требовалось, чтобы весь водный путь по верхнему течению Нёмана, и в том числе такой важный его пункт как Малысковщина, был хорошо освоен. Поэтому в 1568 году князь Жигимонт Август принимает своеобразную «программу освоения новых земель» - издаёт привилей, по которому в местах над Нёманом можно было селиться «людям вольным» и при этом пользоваться «з прав местечкам прислухаючих». То есть, можно было приезжать, селиться, брать земли сколько сможешь обработать и при этом не отрабатывать никаких феодальных повинностей. Практически рай по средневековым меркам! Кстати, следует упомянуть, что деревня Малысковщина принадлежала в то время князьям Олельковичам и княжеский привилей пришёл на адрес именно
 
Праект рэканструкцыі замку Радзівілаў у Слуцку.

      
Архітэктура, як аснова канструяваньня нацыянальнай ідэнтычнасьці.
Стварэньне новых формаў ці цэлых стыляў у архітэктуры мае досыць складаную прыроду, як і любая форма творчасьці чалавека. Аднак архітэктура гэта таксама своеасаблівая форма кшталтаваньня навакольнага асяродзьдзя, якая з’яўляецца адлюстраваньнем узроўню арганізацыі грамадзтва. Асновай нацыі, асноўнай формы існаваньня сучасных грамадзтваў, зьяўляецца агульная
 
Из истории реставрации мирского замка
В «борьбе» за последние руины знаменитого замка победил романтизм
Кто бывал за границей, да хотя бы в соседней Прибалтике, Польше, помнит, что во дворах старинных замков много «змеек» из камня и кирпича — фундаментов некогда существовавших зданий. Их умышленно «выпячивают» — раскапывают, вычищают, чтобы рядом с новоделом сохранилось хоть чуточку истинной архаики — нетронутой старины. Вот и в Мире та же проблема: скоро все будет отстроено, отреставрировано, «выглажено», и неспециалист уже не отличит старого от нового. Через лет десять и вовсе странно будут смотреться архивные снимки, на которых древний замок был готов в любой момент осыпаться в соседний пруд. Дабы сохранить хоть намек на то, что не всегда здесь было так красиво и уютно, как сейчас (хотя бы и в назидание потомкам), реставраторы решили оставить хоть какие–то руины нетронутыми, а именно — средневековых хозпостроек во дворе цитадели. Но наша особая старательность — все вычистить до мельчайшей соринки — чуть было не вторглась и в мирскую старину.
 
40_let_nazad_samaja_uxozhennaja_chast_vygljadela_tak
 
Еще в советское время архитекторы подумывали, как расправиться с этими древними камнями. Одни предлагали просто сравнять
 
Усадьба и местечко Бобовня

 

Белорусское местечко – это особенный уникальный мир. Место, где в миниатюре были воплощены особенности всего нашего края. Место, где встречались друг с другом представители всех культурных и религиозных традиций страны, будь-то Речь Посполитая или Российская империя. И если белорусское местечко было привлекательно именно этим своим компактным многообразием, то местечко Бобовня, что лежит на пути из Несвижа в Копыль, привлекательно с этой точки зрения вдвойне. Бобовня, при своих миниатюрных даже для этого вида поселений размере, имела на протяжении истории все его характерные атрибуты. Здесь была и колоритная квартальная застройка мощёной камнем центральной улицы, и древний храм на главной площади, перед которым проходили шумные ярмарки, и дворянская усадьба, где жили поколения владельцев

 
Трагическая судьба клецкого костела Св. Троицы

 

Этот храм столетиями являлся одним из самых крупных католических духовных центров всего клецкого и несвижского края. Начало его истории теряется в глубине веков, превращая повествование о нём в красивые средневековые легенды. Столь же легендарным выглядело ещё в 20 веке и само его здание с возносящимися в высоту сводами и мощными кирпичными стенами, внутри, и даже просто рядом с которыми человек ощущал дыхание древности и самой Божественной вечности! Первое историческое упоминание о костёле Святой Троицы относится ещё к 1450 году! В тот год некий новогрудский местич Андрей Мостивилович подарил ему десятину своей деревни под Клецком. Эта деревня досталась пану Андрею от самого великого князя литовского Казимира Ягайловича за боевые заслуги, так как в 1445 году, как гласит летопись, «Ондрюшка Мостиловичъ» вместе с панами Судивоем, Радзивиллом и Николаем Немировичем и другими возглавлял семитысячное войско

 
Усадьба Радзивиллов Великий Двор (Городей).

 

Сегодня Городея – это довольно большой посёлок, железнодорожная станция на пути из Минска в Барановичи. Такой строго локализованный населённый пункт возник здесь относительно недавно. Вплоть до 20 века эта местность была поделена на несколько местечек, деревень и помещичьих усадеб. Причём находились они на довольно существенных расстояниях друг от друга, и при этом ещё и не всегда в пределах современного городского посёлка. Объединены эти поселения были единым названием

 
Имение Радзивиллов в Великой липе.

Усадебный дом в Великой Липе. Снимок ок. 1914 г.

 

Усадьба имения Великая Липа, что между Несвижем и Сновом, прошла долгий исторический путь, являясь на его протяжении одним из крупных дворянских центров на территории Беларуси. Имение в Великой Липе относится также к числу наиболее старинных белорусских усадеб, ведь первые постройки появились здесь, согласно исследованиям, ещё в начале 17 столетия. А история самой этой местности известна нам ещё с 16 века – тогда здесь находились владения различных небольших шляхетских фамилий: Пацевичей, Сачкевичей, Стецкевичей и др. Тогда ещё не было нынешнего чёткого деления на населённые пункты, и вся довольно обширная местность (на её территории сейчас находятся целых три деревни с окрестностями) на которой располагались шляхетские дворы, носила одно название – Липа. Вскоре на Липу положил глаз

 
Прогулка по радзивилловской Бялой Подляске.

Замок на фотографии 1863 года.

 

Несколько недель назад знакомый художник из Бялой Подляски (Польша) прислал на мое имя пакет. В нем оказались его рисунки и наброски пейзажей старинного радзивилловского местечка. Хочу напомнить, что во времена Сиротки бяльского замка не существовало. А все потому что, князь Александр Людвик Радзивилл, сын Сиротки был самым младшим из его сыновей, а ведь все земли несвижской ординации по завещаию наследовали сыновья по старшинству, а до Александра Людвика княжеством распоряжался его брат Януш Ежи (1588-1625), а затем она перешло Альбрехту Владиславу (1589-1636), а после очередь была за Жигимонтом Каролем (1591-1642). Поэтому Александр Людвик, не особо надеясь на несвижскую ординацию и, вероятно,  чувствовав себя несколько тесновато в родовом замке отца, решил в 1622 году строить

 
Крыху аб палацы Радзівілаў у Дзятлаве.

Дятловский дворец на рисунке Н.Орды 1860-70

 

Дзятлаўскі палац (Гродз.вобл.) - зараз корпус раеннай бальніцы - адна з найлепшых перлаў сядзібнай архітэктуры Беларусі. Аб стане гэтага помніка гаварыць вельмі прыкра, таму гаворка пойдзе пра яго гісторыю. Памылкова пачаткі гісторыі Дзятлава звязваюць з ХV стагоддзем, з князямі Астрожскімі. На самой справе ўжо ў ХV стагоддзі на вялікім тракте з Вільні да Слоніма існаваў драўляны, магчыма і мураваны замак магнатаў Кежгайлаў (Кгезгайлаў, Гезгаллаў), якія перанеслі сваю рэзідэнцыю з паблізкіх Гезгалаў, пасля разбурэння яе крыжакамі. Навагрудская галіна Кежгайлаў ў ХVI ст. згасла і іх маентак перайшоў да Сапегаў. Леў Сапега - створца Статута Вялікага княства Літоўскага - верагодна перабудаваў

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 3